В районе Тропарёво река шириной более десяти метров, а свиноводческие комплексы становятся более безопасными.

28.08.2019. Ночевали в селе Купрово возле заброшенной церкви и пруда. Пруд почти полностью зарос водорослями. Деревня в основной дачная. Постоянно проживают пять семей. В одной из этих семей школьник Нил Скоков собрал уникальную информацию о знаменитом владельце одного из домов, герое войны 1812г., известного государственного деятеля генерале Головине Е.А., и создал небольшой музей, посвящённый его усадьбе. (ф-6519,20,21,22)

Рядом с селом находится большой карьер по добыче песчано-гравийной смеси, но он на момент посещения не работал. Со слов местных жителей, промывные воды на прямую в реку последнее время не сбрасывали. (ф-6523)

Река между Купрово и Глуховка заросшая травой и почему-то слегка мутная. У дороги работники лесничества «по велению души» обустраивали родник и место отдыха. Я спросил у лесничего: рассматривают ли они реку, протекающую по территории гослесфонда как предмет своей заботы, наряду с лесным фондом. Ответ: нет. Но если кто-то будет творить «безобразия», составим протокол о нарушении. Это иллюстрация к тезису, что у рек нет реального хозяина. Если, например, участок леса сгорит, уничтожен вредителями и прочее, то будут делать рубки ухода. А если русло реки завалят упавшие деревья, то никто, ничего делать не будет. (ф-6527,28,29,30)

Мост перед деревней Глуховка первый капитальный от истока. (ф-6531,32,33,34)

При объезде к следующему мосту, в селе Ивакино на речке Черемошна обнаружили огромный пруд, образованный дорожной насыпью. Вот прекрасный пример, как надо поступать везде, где есть такая возможность. (ф-6535,36,38,41)

А в районе деревни Кутлово дважды пересекли крупный правый приток Протвы реку Берега. Проезжая многие деревни, мы обратили внимание, что почти везде покошена трава и чисто, везде есть площадки для мусора. Вот и на окраине деревни Гальчино стояли контейнеры. (ф-6544,45,46,47)

В СНТ Гальчино ведёт дорога отсыпанная ПГС. Мост капитальный из металлических балок и бетонных плит. Река в основном шириной около десяти метров, мелко, русло реки часто заросшее травой.  (ф-6551,52, 53,55)

Основная дорога тупиковая. В конце дороги небольшое скошенное поле. Это ещё одно наблюдение: почти все поля вдоль дорог используются для сельскохозяйственного производства. (ф-6557)

На окраине деревни Жизлово большой комплекс для содержания коров. На территории чисто, запаха навоза не слышно. Но работники комплекса отказались показывать места складирования навоза без разрешения начальства, а начальство далеко. Но убеждённо защищали свой комплекс. Утверждали, что навоз складируют в специальное хранилище, потом вывозят на свои поля, в реку ничего не попадает. Но Мэлс всё-таки обнаружил вдоль забота небольшую утечку навозной жижи, тщательно засыпанные песком, что говорит о внимании к проблеме, а я по космоснимку увидел в дальнем углу навозохранилище и ворота со следами бульдозера, выталкивающего навоз за территорию. В целом сложилось хорошее впечатление. (ф-6563,64)

Река Протва у деревни Кобякова без особых изменений. (ф-6565-68)

Река между Ваулино и Тропарёво устойчиво шириной более десяти метров, в русле много травы, мелко. (6570,71,74,75)

Тропарево крупный посёлок с центральной канализацией. В сельской администрации ничего пояснить о работе очистных сооружений не могут. Отправили в эксплуатирующую организацию или в администрацию городского округа. Через общественников в Можайске узнаём телефон местного руководителя. Валентина Егоровна согласилась на встречу, она была на очистных сооружениях. Нас встретила молодая обаятельная женщина и сразу заявила, что без разрешения начальства ничего показывать не будет. Я не удивился и заявил, что везде так поступают, хотя и не понятно, что и от кого прячут. Разговорились.   Валентина Егоровна защищалась, утверждала, что сооружения работают и неочищенные стоки в речку не попадают. (Действительно внешне строения выглядят хорошо, всё огорожены, а Мэлс, пока я разговаривал посмотрел поля аэрации, там всё обваловано). Мы не стали настаивать на фотографировании, похоже здесь всё нормально. Но проблема есть: здесь, как и на Дону, Оке, Москве отказываются рассказывать и показывать работу очистных сооружений без «разрешения начальства» даже при предъявлении удостоверения специального корреспондента и члена общественной организации (Русское географическое общество). «Начальство»! Вы что и от кого прячете? Чего боитесь? Почитайте закон. Экологическая информация доступна и её запрещено укрывать. Вспоминаю, что видел за рубежом: например, в Германии на входе на очистные висит технологическая схема с разъяснением работы очистных, есть табло с указанием текущих показателей очистки стоков, специальный работник по связям с общественностью всегда готов ответить на вопросы общественности. Сегодня, когда о проблеме сохранения водных ресурсов говорят на всех уровнях, вплоть до Президента, очень важно организовать систему общественного мониторинга. (6577-79)

В районе Тропарёво четыре крупных свиноводческих комплекса. Несколько лет назад были случаи попадания стоков в реку. Вечером на комплексе были только охранники и рядовые работники. Поговорили «за жизнь» с охранниками. Удивительно, но даже охранники утверждали, что навоз сливается в специальные бетонные ямы и оттуда вывозятся на поля и запахивается. Последние годы этот порядок поддерживается. Подошёл мастер и профессионально объяснил технологию. Выбрасывать навоз не выгодно: в поле высокие урожаи, а за выброс большие штрафы. (ф-6580-83)

В районе Тропарёво река шириной более десяти метров, а свиноводческие комплексы становятся более безопасными.: 1 комментарий

  1. Не «по слухам», Владимир Алексеевич, а замор рыбы на Протве, со стороны Карженки, был фактически, зафиксирован специалистами, прокуратура наложила штраф. Смешной, правда, штраф — булавочный укол для «Останкино», но факт был. Могу выслать документы на эту тему.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Анти-спам *