НАДО БЫ ОПРЕДЕЛИТЬСЯ, ЧТО НАМ ВАЖНЕЕ: СПОКОЙНАЯ ЖИЗНЬ ЛИС ИЛИ СПОКОЙНАЯ ЖИЗНЬ ОСТАВШИХСЯ СЕЛЬСКИХ ЖИТЕЛЕЙ.

 

08.06.2017 г. Утром услышали рокот мотора. Мужик на мотоблоке  проехал мимо. В кузове различный строительный мусор, сверху стояло старое кресло. Оказалось, что метрах в тридцати от нас, примерно  в десяти метрах от пруда небольшая свалка мусора в маленьком котловане. Мужик выгрузился и спокойно уехал. Конечно для такого экологически чистого района (хотя неизвестно, что происходит с применением удобрений и гербицидов) это капля в море, но если «наводить порядок и прибираться в доме», то делать это надо везде. (2927,29)

Только не надо воспринимать мои слова как призыв направить туда «экологический спецназ», заставить всё рекультивировать и возить мусор за десятки километров на санкционированные полигоны. Но на берегу пруда сваливать отходы нельзя.

Вспоминаю один разговор в 2015 г в бассейне Дона. (http://rivers-russia.ru/don/2015/10/15/prudy-v-verhovyah-r-bogucharka.html) Мой собеседник рассказывал о воспоминаниях бабушки, как обращались с отходами в 19-м – начале 20-го века. Каждое хозяйство должно было иметь в конце огорода место для складирования биологических отходов. Следил за этим староста и помещик над ним.  Для других отходов было определено специальное место. Если кого - то ловили на сбросе мусора в других местах, то его жестоко наказывали, вплоть до порки розгами. Дома стоящие близко к реке обязаны были весной после половодья чистить свой участок реки. И был порядок.

Не плохие правила. Позвонил мужчина. Его жена на истоке записала с жилого модуля адрес сайта. Он всё прочитал и узнаёт, как принять участие в нашей экспедиции со своей лодкой. Нет проблем, присоединяйтесь. Договорились встретиться в Орле.

Но вернёмся к пруду, на котором мы ночевали. Пруд образован земляной плотиной, заросшей деревьями. Проезд через ручей ниже плотины, есть течение воды. Вечером из деревни пришла стая гусей и утром вышли к нашей машине, явно ожидая корма. Сухих деревьев и пней в воде не видно. (ф-30,31)

В северной части деревни мост с возможностью прохода под ним лодок. Река шириной 5-10 метров, чистая, дно каменистое. (ф-32-34,36)

Выше по течению, в 200-х метрах от моста останки плотины ГЭС. Сохранились только береговые каменные стены и каменный слив воды, заваленный деревьями. На стене здания, стоящего на правом берегу надпись: «Коммунизм это светская власть плюс электрификация всей страны». Электрификация произошла, а коммунизм так и остался утопической мечтой.

На правом берегу рядом расчищенная и спланированная, но слегка заросшая площадка. Говорят, что собирались восстанавливать ГЭС, по почему-то отложили этот проект. Надо уточнить.(ф-37-41)

В 750-ти метрах по дороге от моста, на правом берегу, за правобережной частью деревни, большой действующий карьер по добыче песка. Большие самосвалы возят песок в сторону райцентра. (ф-43,44)

Возвращаемся на левый берег. Деревня в основном жилая, трава на улице в основном покошена. Кто - то  повесил на столб бабу ягу, на метле, с лозунгом: «не пей за рулём». (ф-45-47)

 

Через километровое поле северная часть деревни. На южной окраине гнездо аиста с двумя птенцами. В центре слева из райцентра Кромы есть дорога с асфальтовым покрытием, а направо к реке идёт недостроенная насыпь. Моста через Оку нет. По космоснимкам видно, что эта насыпь идёт практически до райцентра Глазуновка, а деревня Богородское крайняя в районе. (ф-48-50)

От северной окраины деревни полевая дорога ведёт к Оке. Через 400 метров разрушенная плотина ГЭС. Здесь проходит граница с Кромским районом. (ф-52-57)

 

На правом берегу выше плотины в 300-та метра выходы на поверхность камня, а в 900-х метрах правый приток река Озёрна. На слиянии видели несколько уток.  Ока не глубокая, дно илистое, ила не мене 0,5 метров. Вероятно, когда работала плотина, шло илонакопление. На плотине перепад воды около метра, если его убрать, то река будет заметно уже. (ф-60-63)

 

Ниже по течению по левому берегу возле деревни Макеево большое прудовое хозяйство. Проехать по берегу не возможно, все дороги перепаханы и засеяны. Объезжаем по дороге. На левом притоке, реке Тросна большой пруд, образованный земляной плотиной, по котрой проложена дорога с асфальтовым покрытием. (ф-64,65,71)

  Далее устроена система каналов и задвижек, по которой заполнялась, и спускалась вода из рыборазводного хозяйства. Сразу ниже плотины, на правом берегу несколько жилых и производственных зданий под названием Слободской.

На берегу канавы какая - то ферма, навоз выбрасывают прямо на берег, жидкие стоки собрались на дороге в канаве. Не проехать. Опять, почему -  то вспомнил про деньги бюджета, потраченные на указатели водоохранных зон. Опять же это капля в море для такого района, но всё начинается с мелочей.

Объезжаем со стороны поля. Здесь скопление техники. Вероятно фермер. Мужчина с сыном (копия отца) Ремонтируют старый трактор. Не очень охотно отвечают на вопросы. Сказали, что рыбоводное хозяйство практически не работает. Его продали, какому то частнику, но неправильно оформили документы. Сейчас идёт разбирательство. Когда то здесь было большое хозяйство. Учитывая их неконтактность, про навозные стоки решил вопрос не задавать. (ф-66-70)

 

В южной части деревни Макеево у дороги большая ферма, техника, на въезде припаркованы шесть легковых автомобилей, нам говорили, что, не смотря на умирание рыбного хозяйства, деревня относительно процветающая. (ф-73)

Из деревни, на правый берег, построен высокий бетонный мост.   Дорога грунтовая.  В 40-ка  метрах выше моста впадает р. Тросна. Ока здесь шириной более 10 метров,  (ф-74-79)

Дальше по левому берегу до деревни Короськово снова заброшенное рыборазводное хозяйство. Река шириной  20-30 метров, чистая, не глубокая, с перекатами, через Оку построен бетонный мост.(ф-80-82, 84-86,94-96)

Деревня жилая, но элементы заброшенности есть. (ф- 83,90,91)

В этой деревне живет госохотинспектор Игорь Станиславович. Зона его ответственности четыре! района.  Про раборазводное хозяйство подтвердил информацию о разрухе.

Севернее деревни через реку Ракитня мост не пригодный для проезда автомашин, в реке замечаем мелкую рыбу. (ф-87-89)

Едем дальше, объезжая ветхий мост, по окружной дороге. В спомнил про убитую лису. С ней не так просто оказалось. Убили её на территории заказника. Мы не стали обсуждать с охотинспектором правоту или не правоту действий. Это его работа и делает он её по другим высказываниям качественно. Но сейчас в дороге я подумал, что надо бы определиться, что для нас важнее: благополучие и спокойная жизнь и так не богатого населения этих деревень или количество лис в заказнике.

И по Дону и по Оке в народе говорят о «народной примете»: как только появляется на территории, какая то сетевая торгующая и производящая структура типа «Мираторг» машины которой мы встречали на дорогах по Оке, так приходит птичий или свиной грипп. У фермеров, в подсобных хозяйствах  граждан птицу, свиней, диких свиней в природе безжалостно уничтожают, народ и деревни беднеют, а «вертикально интегрированные» структуры процветают. Опять сталкиваюсь со слухами. Прозрачно намекают на причастность людей из высших структур власти, вплоть до Медведева Д.А.  И это я слышу часто. Что это? Реальность, сплетни, распускаемые «так называемой оппозицией» перед очередными выборами? Ситуация как с экологической информацией, о которой я писал в путевых заметках по Дону: требует постоянного разъяснения. Есть ещё она негативная для граждан сторона: с приходом крупных структур цена на земельные доли падает, фермеры их не берут, так как не выдерживают конкуренции и административного давления и люди продают земельные доли крупным структура чуть ли не в два раза дешевле. Но вернёмся к злополучной лисе. Если птицу, свиней домашних и диких уничтожают, то почему не уничтожить лис, не дающих спокойно жить бабушкам?

Деревня Семенково довольно крупная, есть магазин, часть дорог отсыпана гравием. Здесь мы встретили земляка из Серпухова. Владислав с интересом слушал его. Переехал сюда по инициативе жены. Она из этих краёв. У него трое детей, благоустроенный дом, хозяйство. Ремонтирует старые автомобили и продаёт. Это тоже приносит доход.  В общем жизнью они довольны. (ф-3000,01,03)

Я снова подумал, что чуть, чуть дать таким как он свободы и поддержки и деревни стали бы оживать. А сколько неприкаянных людей болтается в городах или едут туда на заработки. Помню в 90-х годах, члены нашего либерального правительства говорили, что надежды на нынешнее крестьянство нет, будем покупать продукты за нефтедоллары. Сегодня крупные хозяйства возрождаются. А про людей забыли, их миллионы. Неужели, кто то ждёт, пока они вымрут? Конечно, рост проиводительности труда в сельском хозяйстве необходим и крупные хозяйства нужны, но и для мелких у нас ещё много лет будет место.

Река напротив деревни без изменений, на правый берег есть самодельный мост, чуть выше моста разрушенная плотина ГЭС. (ф-2997-99,3004-11)

На въезде в село Ретяжи у дороги большая церковь, видно, что недавно отремонтированная, но следов посещаемости не заметно. Мост через левый ручей очень ветхий. Возвращаемся. (ф-12,13)

На ручье образован автодорогой большой пруд. Нам местные говорили, что он частный и рыбачить не разрешают. Они ходят туда «браконьерить». У «сторожки» молодой не очень разговорчивый парень, охранник. Подтвердил, что пруд принадлежит частнику. (ф-15,16)

Ночуем в деревне Нижие Ретяжи. «Дачники» любезно подключили нас к электричеству, но интернета снова нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Анти-спам *