Продолжаю движение вверх по Дону.

Южнее села Михайловка Кантемировского района пруд был давно и к началу 2000-х годов, как и всё у нас, был заброшен. Потом появился шлагбаум и какие-то временные постройки. Сегодня шлагбаум был открыт. Прудов оказалось два. Второй начинался сразу от плотины первого. Как узнал позже,  второй недавно построили. Объездил все берега, посмотрел временный лагерь для приёма отдыхающих, места рыбалки – никого нет. Территория и берега очищены от мусора. К сожалению хозяев или арендаторов так и не нашёл.

IMG_2174 IMG_2175IMG_2176 IMG_2177 IMG_2179

Севернее с. Михайловка ещё один пруд в верховьях реки Белая. Шлагбаум закрыт, на дереве висит грозная надпись. Беру в руки палку и иду пешком по плотине, засыпанной известняком, к постройкам на другом берегу. Везде чисто, берега убраны. В конце плотины небольшой дом, различная сельхозтехника и постройки.

Залаяли привязанные на цепь собаки. Через некоторое время вышел мужчина лет шестидесяти, представился сторожем.  С его слов пруд построил фермер на своей земле, получив все необходимые разрешения. По слухам разрешение получал примерно год. Потом приезжали многочисленные проверяющие, но сейчас вроде тихо, все успокоились. (Ах как это по нашему, пока было неудобье и захламлённость, никому дела нет, а навёл человек порядок построил водоём, развёл рыбу, сразу все прилетели  «проверять» и бороться «за экологию»). До строительства пруда здесь было так же всё заросшее камышом, как и ниже плотины. Он показывает на пойму в сторону села. Электричества нет, провести из села 4-5 км. очень дорого. Используют электростанцию. Рыбалка платная, из расчёта 100 рублей за килограмм пойманной рыбы.

IMG_2180 IMG_2181 IMG_2182

Еду дальше в раздумьях. Часто приходиться слышать, что строить пруды на реках и ручьях нельзя они ещё больше уничтожат родники. Надо не вмешиваться и природа возьмёт своё, всё восстановиться при увеличении количества осадков. Но практика показывает другое:  малые реки исчезают. Их поймы заболачиваются. Казалось бы, хорошо, вода задерживается и постепенно отдаётся. Но мы видим обмеление Дона. Охотники говорят, что уток больше не стало. Пришли бобры, но и они уходят при вымокании деревьев. А главное люди уходят, а они здесь веками жили. Так наша цель создать болото, чтобы там, в чистоте лягушки жили или восстановить условия для жизни людей? Мы десятилетия интенсивно распахивали земли, стимулируя снос почвы в поймы и образование оврагов, миллионы кубов грунта вынесены в русла и поймы рек. Без помощи человека природа сама с этим не справится, она просто как саморегулирующаяся система создаст другие экосистемы (ландшафтные комплексы), которые будут удобны для проживания лягушек, а люди уйдут. Но думаю, что потом придут другие, умнее нас, которые сделают всё для благоприятного проживания и извлечения выгоды из земли (земельной ренты) в виде продуктов питания и других благ. Но нашим потомкам там уже места не будет.

Примечательно, что во всевозможных властных коридорах, которые мне довелось посещать во время путешествия, я не слышал этой озабоченности и планов по предотвращению деградации рек. За то я узнал, что деньги на малые реки дают, прежде всего, на предотвращение чрезвычайных ситуаций негативно влияющих на население, иными словами паводки при прорыве плотин. И за это строго спрашивают. А поскольку денег постоянно не хватает, то первая мысль главы муниципального образования ликвидировать эти плотины и проблема исчезла. А то, что безводье, так это «природная аномалия». Я не хочу обидеть многочисленную армию глав муниципалитетов, уверен, что подавляющее большинство из них искренне болеет за свой край, но согласитесь, что действующая система управления толкает на такие мысли.

За такими мыслями я подъезжаю к городу Острогожск. Река Тихая Сосна в районе дороги выглядит вполне полноводной по сравнению с реками южных областей.

IMG_2184

Река Потудань, у села Солдатское, то же с водой.

IMG_2185

Воронежское областное отделение РГО базируется в Воронежском Государственном Университете на факультете географии. С руководителем отделения  беседуем в одной из аудиторий после его лекций. Детально обсудили все интересующие его вопросы. Особенно его интересует информация обо мне (Сайт об экспедиции они не смотрели) и как я организовал экспедицию. Под конец я излагаю мою идею об участии областного отделения в проведении таких экспедиций по рекам области. Идея, как мне показалось, нашла положительный отклик. Обещал обсудить с коллегами. Договорились о продолжении контактов.

День близился к концу. Впереди два дня выходных. Ехать в Липецк бесполезно, в администрации никого не будет. Дозвониться до областного отделения РГО не удаётся. Решаю ехать в заповедник «Галичья Гора». Липецк придётся отложить на будущее.

С Владимиром Семёновичем Сарычевым, заместителем директора по науке обсуждаем различные проблемы. Он человек увлечённый, и много лет организует с молодёжью сплавы по рекам области. По результатам издают книги. Иногда у нас возникают разногласия, но поняв, что это неизбежно, уходим от дискуссий. Я понимаю, что он и его группа обладают уникальными знаниями о реках области и убеждаю его скорректировать немного программу своих экспедиций для целей наполнения информацией создаваемой геоинформационной системы «Реки России». При обсуждении выясняется снова, что нужна методика проведения таких экспедиций и структура необходимой информации. Я чувствовал это, но теперь понимаю, что методика, наряду с постановкой задачи и техническим заданием на разработку ГИС, выходит на первое место.

Надо срочно разрабатывать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Анти-спам *