Архив за месяц: Июнь 2017

Пусть на берегу будут коттеджи, чем «дикие заросли, мусор и поваленные в реку деревья.

23.06.2017. Утром пошёл дождь. Пришлось спать часов до десяти. Плотина капитальная. На левом берегу построено рыбное хозяйство, разводили осетра. Сейчас ничего не работает. (ф-3115-23)

После плотины мелко 0,5-1,5 метра. Много водорослей. Перед мостом в Шахово большой бетонный мост, глубина около двух метров. За мостом торчат старые деревянные столбы моста. У моста удобное место для подъезда машины и спуска лодки. За мостом левый приток река Ицка. (ф-25,26,29-32)

Дальше река частично заросла водорослями, много островов, травы. Перед деревней Хомуты на левом берегу насос для перекачки воды, вероятно не рабочий. В районе деревни Хомуты мелко, перекат и брод. А мост перед деревней Быстрая оказался непроходим. Проходы забиты брёвнами. Пришлось переносить лодку. Помог местный рыбак. (ф-33,34,36,38,40-48)

За мостом река разделяется на две протоки, иду по левой, правая заросла. По берегам стало больше рыбаков, но все жалуются, что рыбы мало. Мост в деревне быстрая высокий, сделан из быстро сборных металлических конструкций, а рядом старый разрушенный, с которого мотопомпой заливали в автомашины воду. Воду возят на поля для растворения удобрений или ядохимикатов для обработки полей. После моста тоже две протоки и снова иду по более крупной, левой. (ф-49,51,53,54)

В реке по - прежнему встречаются водоросли, местами сплошные заросли, а мост в деревне Кузнецы, оказался, вообще не проходим. На правом берегу большой дачный посёлок. Ни деревень, ни дачных посёлков с реки не видно. Видно, что десятилетиями строили этот мост, заваливая железобетоном, а потом бетонируя проезжую часть. Проходные отверстия для воды завалены лесом и мусором, но вода проходит сквозь щели. На левом берегу остановка автобуса. Маршрут от Орла, расстояние 20 километров. (ф-56-58,60-65)

Дальше русло реки почти без водорослей, глубина в основном 1,5-2 метра. По берегам чаще встречаются рыбаки, не обустроенные и обустроенные места для рыбалки. На берегах появляются роскошные коттеджи – признак близости города. Это уже доходы не от крестьянского труда. (ф-66,67,69,70,72)

Очередной мост в деревню Большая Фоминка тоже собран из быстро сборных металлических конструкций, а через 2,4 километра подвесной пешеходный мост. (ф-73,75,78,80)

 Река всё больше похожа на водохранилище, ширина русла доходит до пятидесяти метров. Перед слиянием с левым притоком рекой Цон, в посёлке Гать торжество современного экономического развития – коттеджный посёлок. Здесь обустроенные выходы на берег, дорогие лодки, на берегах чисто, в некоторых местах покошена трава. Иногда приходится слышать возмущения и мнения, что это «безобразие» надо прекратить, «водоохранная зона» и т.д. и т.п. Хочется их спросить: а захламлённость, дикие заросли, поваленные в реку деревья – лучше? По мне, так пусть будут лучше коттеджи, а вот поставить условия, и добиться выполнения строительства локальных канализационных очистных сооружений – и есть задача власти. (ф-82-85,87,88,95-97)

Темнело. Никаких признаков жизни в коттеджах я не обнаружил, электричества на берегу тоже. Пройдя реку Цон, нашёл на левом берегу пологий склон. Ночую.

Почему народ не любит рыбинспекцию.

22.06.2017. Ночевал в деревне Тагино. В темноте стал на ровное место рядом с улицей. Утром подошёл мужик и недовольным голосом потребовал убрать машину. У него тут сенокос, сейчас трава растёт.
Попытался узнать у него, почему многое улицы в деревнях проходят по канавам: дома наверху, а дорога внизу, как в канаве.
- Я не местный, пять лет назад переехал сюда – недовольно буркнул он. Больше вопросов не задавал. Редкое явление, обычно люди приветливы. (ф-3065,66)


Еду полевыми дорогами вдоль реки. Поля засеяны в основном пшеницей, но иногда есть другие культуры. (ф- 71,72,86-89)


После обеда собрал надувную лодку в месте спуска на воду в деревне Алексеевка. Подъехали ребята из областной охотинспекции, они перегонят мою машину в Орёл. Предполагаемые партнёры не смогли вписаться в мой график. Второй этап: сплав на надувной лодке – буду проводить пока один. Представители «местной общественности» из деревни с интересом наблюдали с моста за сборами. (ф-3090, 92,93,95)


Река шириной около двадцати метров, вода чистая, дно твёрдое, течение слабое. Первый пешеходный мост преодолеваю спокойно, а дальше первая проблема. Большая осина упала в реку и перегородила русло. В суматохе я забыл в машине топор, пришлось охотничьим ножом рубить десяти сантиметровую ветку. (ф-96- 99)


Перед деревней Пашково по правому берегу высокие холмы и современный размыв берега.(ф-3102,,04)


По берегам безлюдно, почти нет обустроенных мест для рыбалки. На пешеходном мосту встретил мужика, а чуть ниже - двоих. Все жалуются на отсутствие рыбы.
-А вот раньше…- вспоминали они.
- А куда же она делась?
-Электроудочками выбивают, удобрения льют на полях немерено…., а за электроудочки я бы их кастрировал – возмущается пенсионер, ругая попутно власть.
- Так поймайте их сами….
- Они осторожные….
Течение в реке ослабевает, впереди плотина в деревне Шахово. Иногда в воде видны водоросли. В районе деревень Шумаково/Кривчиково большой бетонный мост. (ф-3106,09-11)


По правому берегу едут жигули, явно наблюдая за мной. Причаливаю. Водитель интересуется как рыбалка. Разговорились. По отдельным выражениям, улавливаю, что мужчина имеет какое то отношение к властным органам, возможно рыбинспекция. От ответа уклончиво уходит. Рассказываю ему о жалобах людей с самого верховья на браконьеров с электроудочками. Он, как бы оправдываясь, говорит, что трудно поймать, а ещё труднее доказать. Сложно всё, недавно у инспектора машину сожгли…. Я высказываю мысль, что проблема системная, даже если все жалобы разделить на два, то недовольство массовое, дискредитируется власть, вероятно надо применять оперативные методы работы…..
В сумерках, прохожу железнодорожный мост, и двигаюсь к плотине. Там возможно на берег подведено электричество. (a-112,13)

Вспомнил разговор про браконьерство с электроудочками. Вроде бы люди осуждают этих браконьеров, но объединения с рыбинспекцией в борьбе с этим злом нет. Из всех природоохранных структур рыбинспекция, по моему опыту занимает особое место по непопулярности среди народа. Практически идёт тотальное противостояние рыбаков и инспекции. Почти каждый рыбак является нарушителем: использует несколько крючков, 2-3 удочки, машину за пределами водоохранной зоны не оставляет и т.д. и т.п. А рыбы всё рано становиться меньше. Люди говорят, что рыбинспекция за эти мелкие нарушения штрафует, а реальные причины (электроудочки, ядохимикаты на полях, сбросы с очистных сооружений), «не замечает». Получается, что мы напринимали столько плохих требований, что, с одной стороны не можем доказать злостное нарушения, а с другой стороны запросто оштрафовать практически любого рыбака. Не берусь утверждать, что это правда, я лишь обобщил информацию по Дону за 2015 год и сейчас по Оке. Посмотрим и послушаем, что там ниже по течению.
Левый приток река Крома в условиях подтопления практически не отличается от Оки.
К плотине подошёл в темноте. Никакой охраны и электричества здесь не оказалось. Удобное место для перетаскивания лодки, только по правому берегу. Удобного места для вытаскивания лодки нет, пришлось ночевать на воде.

Я всё — таки нашёл провал в земле (карстовая воронка) в верховье реки Ока.

21.06.2017 г. Итак, я решил продолжить сплав по Орловской области. В последний день выяснилось, что мой напарник из Серпухова тоже  не может выехать двадцатого июня. В общем, я снова выехал один. В Орле местные ребята обещали всестороннюю помощь.

Проведя необходимые встречи в Орле, снова выехал на исток. Мне не давала покоя информация о провале земли, где то в верховье Оки. Местные рассказывают страшные истории «всё уходило под землю, как в прорву», эзотерики свои рассказы покрывают завесой сверхестественности….  Привязки фотографий в интернете очень не точны, точных описаний местоположения нет. Глава администрации сельских поселений ничего не знает. Руководствуюсь рассказами местных.

Не доезжая до поворота на исток один километр, на восток идёт лесополоса. Еду по ней 500 метров. Справа 180 метров через поле видна балка с уклоном в сторону правого рукава Оки, который мы обследовали 06.06.2017 г. Тогда, не увидев часовни, мы туда не пошли. Иду через поле. Заяц рысак выскочил из пшеницы и остановился метрах в пятидесяти, но близко решил меня не подпускать и убежал в балку. Никаких следов часовни и воронки здесь нет. По краям балки много углубления глубиной 2-3 метра с выходом в балку. Похоже, это старые блиндажи (здесь был фронт).

Двигаюсь ещё 940 метров вдоль лесополосы. Там небольшое понижение заросшее лесом. В 60 метрах от дороги нахожу воронку в грунте и рядом на земле останки деревянной часовни с торчащими из земли двумя наклонёнными столбами. Вероятно никто за часовней не следил и она, обветшав, упала.(ф-3046,56, 57,59 )

Воронка размером примерно 6*8 метров, глубина около четырёх метров, вся заросла травой и деревьями, а в самом глубоком месте круглое отверстие диаметром не менее 1,5 метров и глубиной 1,5-2 метра. Я сначала подумал, что это бетонное кольцо. За травой ничего не видно, надо спускаться на дно, а я, как пижон, пошёл в туфлях, лень переобуться. Умом понимаю, надо страховочную верёвку, но она упакована в вещах. Самый пологий уклон порос небольшими деревьями, наклонив их, использую как страховочную верёвку. Палкой раздвигаю траву и вижу «трубу».(ф-52 )

Потом понимаю, что этот провал так промыло весенней водой. Талые воды попадают в эту воронку и уходят под землю. Возможно, часть из них, перетекает дальше через понижение на поле в сторону верховья правого рукава Оки. Но это надо проверить весной. На дно «трубы» спускаться не стал, а вдруг спровоцирую новый провал. (ф-48, 50, 55, 58)

Конечно, можно выдвигать самые фантастичные версии, но мои географические (а значит и геологические) знания подсказывают мне, что это карстовая воронка. Я, пожалуй, загружу этой проблемой местных геологов. Пусть они объясняют.

Решил ещё раз заехать на исток и сделать несколько снимков, пропущенных, как мне показалось, сюжетов. (ф-38-43 )

 

Было ещё светло, и я решил ехать на исходную точку начала сплава.

Заканчиваем автопешеходный маршрут от истока Оки до 60-го км.

09.06.2017 г. Утром пошёл дождь. Подошла пожилая, лет 80 женщина, спрашивает, что мы продаём. Разговорились. Владислав заметил: надо же какая продвинутая бабка, со шведскими палками ходит. Оказалось, что без палок ей уже сложно ходить. Раньше здесь кипела жизнь, было много народу, а сейчас большинство домов пустые. Она осталась одна в большом доме (на фото, прямо). Живётся трудно. (ф-17-19)

Включили все ведущие колёса и поехали. В деревне Букреево  через речку брод. Дно твёрдое. В Арбузово через Оку мост, в деревне брошенный клуб.(ф-21,23, 25-29)

Дождь усиливался, скользко, решили проверить мост или плотину в Алексеевке. Отсюда по комоснимкам я планировал начало сплава. Оказалось, там построен большой бетонный мост, есть удобный спуск для надувных лодок. Отсюда будем сплавляться. (ф-30,31)

А дождь всё усиливался. Решили отменить все встречи в Орле и ехать домой. В час ночи заехал во двор.

Связался с коллегами из Москвы. Их участие в экспедиции в границах Московской области откладывается на июль. Корректируем планы. Для продолжения сплава по Оке надо выезжать примерно 20 Июня. Надо пройти до слияния с рекой Зуша на границе с Тульской областью 140 км. Планируем срок до десяти дней. Работаем.

НАДО БЫ ОПРЕДЕЛИТЬСЯ, ЧТО НАМ ВАЖНЕЕ: СПОКОЙНАЯ ЖИЗНЬ ЛИС ИЛИ СПОКОЙНАЯ ЖИЗНЬ ОСТАВШИХСЯ СЕЛЬСКИХ ЖИТЕЛЕЙ.

 

08.06.2017 г. Утром услышали рокот мотора. Мужик на мотоблоке  проехал мимо. В кузове различный строительный мусор, сверху стояло старое кресло. Оказалось, что метрах в тридцати от нас, примерно  в десяти метрах от пруда небольшая свалка мусора в маленьком котловане. Мужик выгрузился и спокойно уехал. Конечно для такого экологически чистого района (хотя неизвестно, что происходит с применением удобрений и гербицидов) это капля в море, но если «наводить порядок и прибираться в доме», то делать это надо везде. (2927,29)

Только не надо воспринимать мои слова как призыв направить туда «экологический спецназ», заставить всё рекультивировать и возить мусор за десятки километров на санкционированные полигоны. Но на берегу пруда сваливать отходы нельзя.

Вспоминаю один разговор в 2015 г в бассейне Дона. (http://rivers-russia.ru/don/2015/10/15/prudy-v-verhovyah-r-bogucharka.html) Мой собеседник рассказывал о воспоминаниях бабушки, как обращались с отходами в 19-м – начале 20-го века. Каждое хозяйство должно было иметь в конце огорода место для складирования биологических отходов. Следил за этим староста и помещик над ним.  Для других отходов было определено специальное место. Если кого - то ловили на сбросе мусора в других местах, то его жестоко наказывали, вплоть до порки розгами. Дома стоящие близко к реке обязаны были весной после половодья чистить свой участок реки. И был порядок.

Не плохие правила. Позвонил мужчина. Его жена на истоке записала с жилого модуля адрес сайта. Он всё прочитал и узнаёт, как принять участие в нашей экспедиции со своей лодкой. Нет проблем, присоединяйтесь. Договорились встретиться в Орле.

Но вернёмся к пруду, на котором мы ночевали. Пруд образован земляной плотиной, заросшей деревьями. Проезд через ручей ниже плотины, есть течение воды. Вечером из деревни пришла стая гусей и утром вышли к нашей машине, явно ожидая корма. Сухих деревьев и пней в воде не видно. (ф-30,31)

В северной части деревни мост с возможностью прохода под ним лодок. Река шириной 5-10 метров, чистая, дно каменистое. (ф-32-34,36)

Выше по течению, в 200-х метрах от моста останки плотины ГЭС. Сохранились только береговые каменные стены и каменный слив воды, заваленный деревьями. На стене здания, стоящего на правом берегу надпись: «Коммунизм это светская власть плюс электрификация всей страны». Электрификация произошла, а коммунизм так и остался утопической мечтой.

На правом берегу рядом расчищенная и спланированная, но слегка заросшая площадка. Говорят, что собирались восстанавливать ГЭС, по почему-то отложили этот проект. Надо уточнить.(ф-37-41)

В 750-ти метрах по дороге от моста, на правом берегу, за правобережной частью деревни, большой действующий карьер по добыче песка. Большие самосвалы возят песок в сторону райцентра. (ф-43,44)

Возвращаемся на левый берег. Деревня в основном жилая, трава на улице в основном покошена. Кто - то  повесил на столб бабу ягу, на метле, с лозунгом: «не пей за рулём». (ф-45-47)

 

Через километровое поле северная часть деревни. На южной окраине гнездо аиста с двумя птенцами. В центре слева из райцентра Кромы есть дорога с асфальтовым покрытием, а направо к реке идёт недостроенная насыпь. Моста через Оку нет. По космоснимкам видно, что эта насыпь идёт практически до райцентра Глазуновка, а деревня Богородское крайняя в районе. (ф-48-50)

От северной окраины деревни полевая дорога ведёт к Оке. Через 400 метров разрушенная плотина ГЭС. Здесь проходит граница с Кромским районом. (ф-52-57)

 

На правом берегу выше плотины в 300-та метра выходы на поверхность камня, а в 900-х метрах правый приток река Озёрна. На слиянии видели несколько уток.  Ока не глубокая, дно илистое, ила не мене 0,5 метров. Вероятно, когда работала плотина, шло илонакопление. На плотине перепад воды около метра, если его убрать, то река будет заметно уже. (ф-60-63)

 

Ниже по течению по левому берегу возле деревни Макеево большое прудовое хозяйство. Проехать по берегу не возможно, все дороги перепаханы и засеяны. Объезжаем по дороге. На левом притоке, реке Тросна большой пруд, образованный земляной плотиной, по котрой проложена дорога с асфальтовым покрытием. (ф-64,65,71)

  Далее устроена система каналов и задвижек, по которой заполнялась, и спускалась вода из рыборазводного хозяйства. Сразу ниже плотины, на правом берегу несколько жилых и производственных зданий под названием Слободской.

На берегу канавы какая - то ферма, навоз выбрасывают прямо на берег, жидкие стоки собрались на дороге в канаве. Не проехать. Опять, почему -  то вспомнил про деньги бюджета, потраченные на указатели водоохранных зон. Опять же это капля в море для такого района, но всё начинается с мелочей.

Объезжаем со стороны поля. Здесь скопление техники. Вероятно фермер. Мужчина с сыном (копия отца) Ремонтируют старый трактор. Не очень охотно отвечают на вопросы. Сказали, что рыбоводное хозяйство практически не работает. Его продали, какому то частнику, но неправильно оформили документы. Сейчас идёт разбирательство. Когда то здесь было большое хозяйство. Учитывая их неконтактность, про навозные стоки решил вопрос не задавать. (ф-66-70)

 

В южной части деревни Макеево у дороги большая ферма, техника, на въезде припаркованы шесть легковых автомобилей, нам говорили, что, не смотря на умирание рыбного хозяйства, деревня относительно процветающая. (ф-73)

Из деревни, на правый берег, построен высокий бетонный мост.   Дорога грунтовая.  В 40-ка  метрах выше моста впадает р. Тросна. Ока здесь шириной более 10 метров,  (ф-74-79)

Дальше по левому берегу до деревни Короськово снова заброшенное рыборазводное хозяйство. Река шириной  20-30 метров, чистая, не глубокая, с перекатами, через Оку построен бетонный мост.(ф-80-82, 84-86,94-96)

Деревня жилая, но элементы заброшенности есть. (ф- 83,90,91)

В этой деревне живет госохотинспектор Игорь Станиславович. Зона его ответственности четыре! района.  Про раборазводное хозяйство подтвердил информацию о разрухе.

Севернее деревни через реку Ракитня мост не пригодный для проезда автомашин, в реке замечаем мелкую рыбу. (ф-87-89)

Едем дальше, объезжая ветхий мост, по окружной дороге. В спомнил про убитую лису. С ней не так просто оказалось. Убили её на территории заказника. Мы не стали обсуждать с охотинспектором правоту или не правоту действий. Это его работа и делает он её по другим высказываниям качественно. Но сейчас в дороге я подумал, что надо бы определиться, что для нас важнее: благополучие и спокойная жизнь и так не богатого населения этих деревень или количество лис в заказнике.

И по Дону и по Оке в народе говорят о «народной примете»: как только появляется на территории, какая то сетевая торгующая и производящая структура типа «Мираторг» машины которой мы встречали на дорогах по Оке, так приходит птичий или свиной грипп. У фермеров, в подсобных хозяйствах  граждан птицу, свиней, диких свиней в природе безжалостно уничтожают, народ и деревни беднеют, а «вертикально интегрированные» структуры процветают. Опять сталкиваюсь со слухами. Прозрачно намекают на причастность людей из высших структур власти, вплоть до Медведева Д.А.  И это я слышу часто. Что это? Реальность, сплетни, распускаемые «так называемой оппозицией» перед очередными выборами? Ситуация как с экологической информацией, о которой я писал в путевых заметках по Дону: требует постоянного разъяснения. Есть ещё она негативная для граждан сторона: с приходом крупных структур цена на земельные доли падает, фермеры их не берут, так как не выдерживают конкуренции и административного давления и люди продают земельные доли крупным структура чуть ли не в два раза дешевле. Но вернёмся к злополучной лисе. Если птицу, свиней домашних и диких уничтожают, то почему не уничтожить лис, не дающих спокойно жить бабушкам?

Деревня Семенково довольно крупная, есть магазин, часть дорог отсыпана гравием. Здесь мы встретили земляка из Серпухова. Владислав с интересом слушал его. Переехал сюда по инициативе жены. Она из этих краёв. У него трое детей, благоустроенный дом, хозяйство. Ремонтирует старые автомобили и продаёт. Это тоже приносит доход.  В общем жизнью они довольны. (ф-3000,01,03)

Я снова подумал, что чуть, чуть дать таким как он свободы и поддержки и деревни стали бы оживать. А сколько неприкаянных людей болтается в городах или едут туда на заработки. Помню в 90-х годах, члены нашего либерального правительства говорили, что надежды на нынешнее крестьянство нет, будем покупать продукты за нефтедоллары. Сегодня крупные хозяйства возрождаются. А про людей забыли, их миллионы. Неужели, кто то ждёт, пока они вымрут? Конечно, рост проиводительности труда в сельском хозяйстве необходим и крупные хозяйства нужны, но и для мелких у нас ещё много лет будет место.

Река напротив деревни без изменений, на правый берег есть самодельный мост, чуть выше моста разрушенная плотина ГЭС. (ф-2997-99,3004-11)

На въезде в село Ретяжи у дороги большая церковь, видно, что недавно отремонтированная, но следов посещаемости не заметно. Мост через левый ручей очень ветхий. Возвращаемся. (ф-12,13)

На ручье образован автодорогой большой пруд. Нам местные говорили, что он частный и рыбачить не разрешают. Они ходят туда «браконьерить». У «сторожки» молодой не очень разговорчивый парень, охранник. Подтвердил, что пруд принадлежит частнику. (ф-15,16)

Ночуем в деревне Нижие Ретяжи. «Дачники» любезно подключили нас к электричеству, но интернета снова нет.

Продолжаем обследовать современное состояние Оки.

07.06.2017 г.  Утром к нам подъехал Денис, из областной охотинспекции. Он орнитолог, хочет побыть день с нами понаблюдать за птицами. Деревня Новый хутор вполне жилая, расположена на левом берегу.  Примерно половина улицы покрыта асфальтом, у дома Сергея установлен телефон автомат. (ф-2864,65)

На правом берегу заброшенная ферма, к которой из деревни идёт дорога. Через реку построен большой бетонный мост. Пойма реки заросла камышом, ивой. Чуть ниже нахожу небольшую плотину построенную бобрами. (ф-2860,62,59)

В 400-х метрах от моста правый приток река Очка. Визуально количество воды в реках не отличается, но по длине она примерно в 1, 5 раза длиннее. Теоретически она должна быть Окой. (ф-52-55)

На правом берегу, напротив деревни, большой овраг с элементами современного размывания. Вершина оврага подошла к полю и если не остановить, начнёт размывать поле. (63,69,74)

Долина реки в этом месте широкая с пологими склонами. Иногда встречаются крутые склоны, как на этом овраге. Внизу оврага по склону везде сочится вода, но явных родников в траве не нашёл.(ф-70-73)

В северной части деревни ручей слева затоплен водой. Не проехать. После впадения правого притока реки Литобеж начинается шестой пруд. На берегу рыбак ловит рыбу. (ф-77,78)

На левом притоке два пруда образованных земляной плотиной, есть течение воды через водопропуск. На берегу стоят кресла для рыбалки. Не в первый раз в прудах вижу сухие деревья и пни. Почему-то подумалось, что если бы деньги потратили не на указатели водоохранной зоны, а на вытаскивание пней и деревьев, то пользы было бы больше. (ф-79-81)

В южной части деревни Тагино впервые замечаем небольшую свалку мусора. (ф-82)

Через реку построен мост, в половодье он явно затопляется (ф-86,88-90)

На ручье слева построен большой пруд, по плотине грунтовая дорога. (ф-83-85)

В долине реки иногда люди делают огороды. (91)

Через левый приток речку Бударин построен бетонный мост. В центральной части деревни Тагино цивилизация. Делают ямочный ремонт асфальтированной дороги. Есть магазин. Через Оку построен бетонный мост. А в северной части дороги грунтовые, но на улице покошена трава, чисто. (ф-98,99,2902)

В северной части деревни Село два пруда. В нижнем пруду вода наполовину спущена. Подошёл пожилой мужчина. Познакомились, имя не запомнил, назовём условно Виктором. Он единственный постоянный житель деревни. Пруды, как утверждает он, построил сам. Разводит рыбу для себя. Жалеет, что запустил щуку, теперь никак не выведет. Она уничтожает другую рыбу. Воду спустил, чтобы карась подрос  и к берегу по грязи трудно подойти браконьерам. Говорит, что приезжают наглые и безжалостно ловят много. Борется с такими. (ф- 05,06)

Скажите мне, чего плохого есть в том, что он эксплуатирует эти пруды, кормит себя и знакомых. Ведь всё равно пропадает пойма. Строгие «блюстители закона» сейчас скажут мне, что это нарушение закона, платить арендную плату  надо,  и т.д. и т. п.  И это я слышу десятки лет, а деревни вымирают, поймы рек зарастают и заболачиваются. Думаю, что ситуация такая, что надо бесплатно раздать всё что можно ещё восстановить и использовать. Да, это существенно не увеличит производительность труда и производство продуктов, но поддержит оставшееся на селе население вынужденное жить на мизерную пенсию и маленькую зарплату.

Через Оку переезжаем по построенному Виктором мосту. А из деревни Захаровка в д. Шейка пешеходный переход.(ф-08-11,13,14)

Северная часть Захаровки не жилая, всё заросло травой и деревьями, но какой то юморист повесил дорожные знаки. (ф-15-19)

В южной части села Богородское большой бетонный мост, русло реки более 5 метров ширины, по берегам деревья, на окраине заброшенный ветродвигатель советских времён. Ночевать устроились за селом на берегу пруда.

На плотине видим человека, он направляется к нам. Это оказался мальчик лет 12-14. Спросил, что мы собираемся делать, не рыбачить ли? После нашего заверения, что мы собираемся тут спать, произнёс: «а то приезжают и электроудочкой рыбу уничтожают». Мы поразились его самоотверженности и смелости. (ф-22-24,26)

Обследование современного состояния реки Ока: Символический исток реки хорошо обустроен. Из родника местные и «дачники» берут воду для питья.

06.06.1017 г. Не знаю от чего: толи потому, что мы находились, как пишут «эзотерики» в «месте силы» http://www.peremeny.ru/column/view/43/; толи от того, что за день изрядно устали, но спали мы хорошо. Владислав для остроты ощущений поставил рядом палатку, а я  за 22 года экспедиционной жизни в палатках прожил более года, и поэтому спал в жилом модуле. Утро выдалось солнечное, мы вернулись на главную дорогу, чтобы описать дорогу к истоку. Напоминаю: исток реки Ока официально расположен возле деревни Александровское Орловской области. При подъезде к деревне со стороны районного цента Глазуновка, там, где дорога поворачивает чуть направо и видны дома деревни, существует развилка из трёх дорог: левая это к истоку.  По асфальтированной дороге к истоку справа видим плакат с объяснениями по истоку, а впереди две стилизованные под старину, башни из брёвен. (ф-2777-79 )

 За правой башней, за деревьями замечаем памятный знак истоку реки и метрах в тридцати, ближе к истоку деревянная беседка. (ф-80-83, 85 )

Дальше по дороге метров через 150 слева асфальтированная стоянка для автомашин, на которой стояла автомашина и две молодые женщины с тремя маленькими детьми готовились к походу на источник. В Орле нам говорили, что это место часто посещают туристы. (ф-86,88)

А дальше пошла узкая  асфальтированная дорога к истоку. Наша машина вписалась по ширине этой дороги, и мы спокойно проехали к истоку. Думаю, что нельзя туда заезжать машинам, так как в результате трава на поляне в районе истока может быть вытоптана, но нам надо было ехать дальше  вверх вдоль русла реки. В радиусе 10-20 метров в районе истока расположены часовня, деревянные скульптуры и беседка (ф-87, 91,94)

Родник обустроен в виде башенки с крестом. Из башни  вытекает в небольшой пруд обложенный камнями, вода. (ф-95, 96, 2800 )

Из пруда вода практически сразу попадает в основное русло реки, которое на момент нашего посещения было затоплено, и вода вышла из берегов. Дело в том, что бобры чуть ниже по течению, у моста на средней дороге в деревню, постоянно делают плотину. Местные жители её разбирают, но они снова восстанавливают. По берегам реки валяются поваленные бобрами деревья. (ф-97 )

 В общем, нам понравилось, как обустроен исток. Везде чисто, кое - где даже покошена трава. Местные и областные власти уделяют этому месту большое внимание. В деревне есть специальный человек, следящий за порядком на истоке. Это место часто посещаемо. Река Ока, безусловно, одна из Великих рек России. Памятный знак установлен в удобном для посещения месте.

Но нам надо определить место, откуда начинается течение воды. При изучении материалов космосъёмки, открытых картографических источников видно, что исток реки находится выше по течению. От обустроенного родника мы двигаемся на автомашине вверх по течению по правому берегу. Пойма реки слегка затоплена водой, течения не заметно. Примерно через 200 метров от родника небольшой, не глубокий пруд заросший водорослями. Ниже плотины наблюдаю небольшое течение воды из-под плотины, значит исток выше. (ф-2804,05)

Через 600 метров в месте слияния двух балок второй пруд. Из–под плотины снова течёт вода. (ф-06,07)

Правая балка залита водой и заросла травой, но через 250 метров от слияния сухо и по грунтовой дороге можно проехать на автомашине. Определить наличие родников в этой балке не удалось. (ф-10,11)

Левая балка залита водой от слияния двух балок и выше на 450 метров до мелиоративной канавы, идущей от границы с Курской областью проходящей примерно по водоразделу между бассейном реки Ока и бассейном реки Днепр. В канаве метров на 150 обнаружена вода, но течения нет. (ф-12,13,17,19,20)

Выше по балке на момент обследования воды нет, не смотря на то, что она отгорожена небольшой плотиной, но видно, что раньше она там была. В верховье балки расширенное понижение с повышенным уровнем влажности. Посадок пшеницы там нет, растёт одинокое дерево. Это примерно 600-700 метров от слияния двух балок и 1400-1500 от родника. Рядом на поле, засеянном пшеницей, мы видели небольшие «плешины», вероятно», образованные в результате «вымокания». В это место с окрестных полей весной стекает вода. Но выходов воды мы не нашли. (ф-18,21, 24,26-30)

Вывод: Вот это одиночное дерево и надо считать символическим истоком с временным водотоком до верхнего пруда. А пруд является современным истоком реки Ока.

Карстовую воронку, упоминаемую в публикациях, мы не нашли, деревянную часовню, вероятно завалили и ориентира нет. Позже нам рассказали, что воронка, где то недалеко от правой балки. Мужики, набирающие воду из родника, говорили, что после образования меряли её глубину верёвкой, было 30 метров. Потом пытались засыпать, но безуспешно.

Находясь в таком месте, мы не могли не побывать на водоразделе водосборных бассейнов трёх морей. Про водораздел бассейна Кёрного и Каспийского я уже сказал. А в пяти километрах  восточнее истока Оки в районе станции Малоархангельск примерно  на восток текут реки бассейна Азовского моря, то - есть это самая высокая точка Среднерусской возвышенности в этом районе. Конечно, по крупномасштабной топографической карте водораздел можно определить очень точно, но, имея только двухкилометровку, мы делали это примерно. По грунтовой дороге доехали до места, где по нашему определению начался уклон в противоположную сторону. Там текут реки в Чёрное море. Ничего особенного. Обширные поля, лесополосы. На станцию не поехали. С северной её окраины начинается Азовский бассейн.(ф-22, 23)

Возвращаемся обратно по правому берегу и продолжаем обследовать реку. Между первым и вторым прудом на правом берегу посадки красного дуба, чуть дальше посадки ели. Это то, о чём нам говорили в Орловском университете.  (ф-14,31,32)

От развилки дорог, упоминаемой в начале рассказа, средняя дорога идёт в левобережную часть деревни Александровское. Перед мостом, 150 метров ниже обустроенного родника в кустах бобры построили небольшую плотину, которая затопила пойму реки. Ниже от моста расположен третий большой пруд. В земляной плотине бетонная труба, через которую перетекает вода. Местные жители говорят, что пруд начал заиливаться и летом зарастает водорослями. Глубина  в основном 1-1,5 метра. Странно, оврагов в районе не видно, но, вероятно смыв грунта с полей происходит. Деревня умирающая. Всё заросло лесом, приезжают иногда «дачники», местных жителей осталось 8 человек. Живут на небольшую 9-13 тысяч пенсию и подсобным хозяйством.

Пожилая женщина жалуется, что замучила лиса, кур, ворует (а мы за день видели зайца и три лисы), стрелять некому и нельзя, как быть? В прошлом году застрелил один мужчина, «донесли» на него, судили. Надо уточнить официальную версию.

На окраине села заброшенные коровники, за изгородью стадо примерно 100 коров, работают там в основном люди из соседнего села. (ф-33,34,36-38)

Между деревнями Александровка и Степная небольшой ручей, на котором небольшой пруд, образованный земляной плотиной, по которой устроена грунтовая дорога. Из пруда вытекает вода. (ф-39)

В деревню Степная есть дорога с асфальтовым покрытием, идущая из района (правая от развилки к обустроенному роднику). Через Оку построен большой бетонный мост. Но пойма реки всё равно затоплена из-за плотин построенных бобрами. (ф-40-42).

Позвонил председатель сельского поселения. Начальство поручило проверить, где мы, нет ли проблем. Почему то все переживают, где мы ночуем.  Он искал нас на истоке. Дал телефон и адрес своего знакомого в Новом Хуторе, у него можно подключиться к электричеству, зарядить аккумуляторы. Мегафон здесь представлен слабо, поэтому интернета у нас нет.

В его хозяйстве несколько деревень. Прописано 800 человек, живёт около 600. Аппарат 4 человека, годовой бюджет 2 (два!!!) миллиона рублей. Мне не понятно как они на эти деньги они живут, содержат дороги. Кругом плодородная земля, все поля засеяны, урожай до 70 центнеров с гектара, а территория нищая, деревни вымирающие. Что то не то в нашем королевстве……

Четвёртый пруд в деревне Степная, больше чем в Александрове. По земляной плотине проходит грунтовая дорога. На берегу три автомобиля, палатки и «тёплая» кампания подогретая водочкой. Доброжелательно отвечают на приветствие. Приехали порыбачить из райцентра, а рыбы нет. Местные жители пояснили им, что кто - то поработал электроудочкой. (ф-43,44)

 

Едем по правому берегу по грунтовой дороге в деревню Подлесная. Перед деревней справа из лесного массива вытекает ручей. Мост из бетонных плит прогнулся, но пригоден для проезда. Выше моста небольшой, заросший водорослями пруд, пойма ручья залита водой – поработали бобры. (ф-45-48)

Напротив деревни пойма реки так же затоплена в результате строительства плотин бобрами, от некогда большого пруда, остался маленький, плотина полуразрушена. (ф-40,50)

 

Проехать в деревню Новый Хутор не удалось. Ручей, вытекающий из Бурнышева леса, размочил дорогу, трактора образовали глубокую колею. Решили не испытывать джип и поехали по полевым дорогам искать объезд. Часть дорог оказались засеянными пшеницей, и пришлось делать большой круг.  Около 21 часа приехали к Сергею. (ф-51)

Город Орёл – областной центр.

05.06.2017г. Город Орёл – областной центр. Проживает в нём 320 тысяч человек. В городе чисто. Но на газонах не везде покошена трава. Дороги удовлетворительные (конечно там, где мы видели). (ф-с.о., 2776 )

В правительстве области есть Управление экологической безопасности и природопользования. Возглавляет его недавно назначенный бывший прокурор. Нас здесь ждали. Обсудили у начальника с группой специалистов наши цели и задачи и задали вопросы по ситуации в области. В управлении есть отдел водных ресурсов. В городе есть и федеральный отдел управления водными ресурсами. Большинство полномочий федеральных органов  в области управления водными ресурсами переданы области, но денег дают 8,5 млн. руб. Хватает только на установление предупредительных знаков «водоохранная зона». Ситуация стандартная, как и в других областях: в природоохранной программе только пункты обеспеченные финансированием. Перспективной программ отображающей все проблемы нет.

Блок: сельское хозяйство, лесное хозяйство, ветеринарию и экологию курирует заместитель председателя правительства.

Начальник управления и даже зампред. Правительства планировали ехать с нами на исток Оки. Состоянию обустройства и содержания истока они уделяют большое значение. Место посещаемое. Но нам надо провести ещё несколько встреч, а на завтра у них другие мероприятия. Решили, что к нам присоединиться не на долго работник охотинспекции.

В Орловском университете доктор биологических наук Гранкин Н.Н. рассказывает, что лет 20 назад они со студентами высаживали в районе истока красный дуб и ели. Сейчас планируют обследовать всю реку, чтобы предложить проект: засадить все берега в границах области. Отличная идея.

В филиале академии народного хозяйства при Президенте РФ доктор исторических наук Ливцов В.А. делится своими гипотезами по палеогеографической реконструкции древних долин рек. Его аспирант и теперь докторант, работающий в университете, обещает познакомить с нашим проектом географов.

Меня интересует вопрос: есть ли на местах люди способные и готовые взять на себя в будущем администрирование геопортала Реки России по своей области.

С областным отделением РГО  не встретились, председатель в командировке. Решили выезжать на исток.  Мы ещё будем в городе при сплаве по реке.

Магистральные дороги в хорошем состоянии, но ближе к райцентру Глазуновке, особенно от Глазуновки до истока Оки, назовём их удовлетворительными. Долго ездили по деревне Александровка в надежде подключиться к электричеству – никого не увидели. Темнело.  Решили ночевать на истоке.